О нас Контакты Карта сайта Добавить в избранное
Главная / Медицина в лицах / История медицины / XVII-XVIII столетия
Образовательный медицинский сервер
Образовательный медицинский сервер
Домой Контакты
Лекторий

Новости
Рефераты

Мед. учреждения
Медицинские ВУЗы

Медицина в лицах
Абитуриенту

Блог
Литература

Фотогалерея
НИРС
 

 
Новое на сайте


Врачи спасли новорожденную весом 284 граммаВрачи спасли новорожденную весом 284 грамма

Американским врачам удалось спасти жизнь новорожденной девочке, появившейся на свет на 22-й неделе беременности и весившей всего 284 грамма. Эмилия Тэйлор (Amillia Taylor), родившаяся 24 октября, была выписана из больницы во вторник, после 4 месяцев пребывания в отделении... Психология, коучинг, тренинги - обучение психология. Самогипноз. Запрограммируй себя.

Модные диеты ведут в тупикМодные диеты ведут в тупик

Увлечение диетами, снижение веса всеми возможными способами, попытки исправить приобретенные недостатки фигуры – все это стало неотъемлемой частью жизни в современном мире. Иногда это приводит к... обналичка ип

XVII-XVIII столетия

В анатомии и физиологии оба века оставили неизгладимый след. Одним из важнейших приобретений физиологии было открытие кровообращения, составившее славу Гарвея. Он изложил свою теорию в лекциях ещё в 1613 г., но книгу об этом предмете издал в 1628 г.; лишь после 25-летней полемики учение Гарвея окончательно восторжествовало. Явления дыхания подробно изучили Борелли, Галлер и Гамбергер и выяснили роль легких. Лимфатические сосуды описаны Азелли, Пекэ, Рюдлек, Масканьи и др.; они же доказали или установили связь лимфатической системы с кровеносной. Для разъяснения пищеварения и питания много опытов произвел Ван Гельмонт, а анатомические данные представили Стенон и Вартон. В XVII ст. слагается анатомия тканей (гистология).

Мальпиги, пользуясь микроскопом, изучает развитие цыпленка, кровообращение в мельчайших сосудах, строение языка, желез, печени, почек, кожи. Рюйш прославился прекрасными наполнениями (инъекциями) сосудов, позволившими видеть сосуды там, где они раньше и не подозревались. Левенгук в течение 50 лет нашёл очень много новых фактов при изучении всех тканей и частей человеческого тела; открыл кровяные тельца и семенные нити (сперматозоиды). Множество вскрытий дали богатый материал для патологической анатомии., Впервые подобные наблюдения собрал Бонэ, но истинным творцом новой науки явился Марганьи. Трудно в немногих словах передать те глубокие перемены, которые за II в. пережила в своих системах медицина. Вслед за одним учением нередко возникало другое, прямо противоположное; каждое оспаривало право объяснить все врачебные явления. Ван Гельмонт в некоторых отношениях близок к Парацельсу, но выше последнего по глубине мысли и начитанности. Его система представляет смесь мистицизма, витализма, химизма. По его учению, особые жизненные начала, археи, управляют телом при посредстве ферментов; каждая часть тела имеет своего архея, и эти мелкие археи зависят от главного; выше архея стоит чувственная душа; мелкие археи действуют при посредстве особых невесомых жидкостей — бласов, чувствующей, двигающей и изменяющей. Пока архей находится в естественном состоянии, часть тела или весь организм здоровы, но если архей устрашен — обнаруживается болезнь. Чтобы излечить болезнь — следует успокоить архея, укрепить его, назначая различные лекарства: ртуть, сурьму, опий, вино; проносные даются с осторожностью; кровопускания совершенно изгоняются, ибо они ослабляют больного.

Сильвий ле Боэ, анатом и химик, является представителем многочисленной школы ятрохимиков. Он принимает учение Ван Гельмонта об археях и ферментах, но нисколько меняет его, с целью сделать более понятным: отправления вызываются химическими веществами — щелочами и кислотами, хотя управляются духами. Щелочные или кислотные свойства жидкостей составляют причины расстройств, которые могут развиваться в плотных частях, жидкостях, духах, или душе. Лекарства назначались с целью изменить кислые или щелочные особенности жидкостей. Это учение быстро распространилось в Европе, особенно в Англии и Германии. Несколько другую форму придал ятрохимии Томас Виллис. Согласно его учению, тело состоит из духов, воды, серы, соли и земли; источниками движений и жизни служат духи; жизнь вызывается и поддерживается брожением, все отправления суть брожения, и во всех органах встречаются особые ферменты. Болезни происходят при неправильных брожениях; расстройства обнаруживаются главным образом в духах и в крови, в которую попадают вредные бродила снаружи или из тканей; необходимо очищать тело и духов, уменьшать летучие свойства крови, усиливать в последней содержание серы; кровопускание полезно, потому что умеряет неправильное брожение. Борелли справедливо считается основателем школы ятромехаников. Последние для объяснения явлений, имеющих место в организме, призывали на помощь сведения об известных тогда физических силах (упругость, притяжение); кроме того многое разъяснялось химическими взаимодействиями (брожение, испарение, кристаллизация, свертывание, осаждение и т. п.).

Борелли учил, что сокращение мышц зависит от набухания клеток вследствие проникновения туда крови и духов; последние идут по нервам произвольно или непроизвольно; как только духи встретились с кровью, происходит взрыв и появляется сокращение. Кровь восстановляет органы, а нервный дух поддерживает их жизненные свойства. Большое число болезней происходит от расстройства нервного сока, которое бывает вследствие раздражения или засорения нервных разветвлений в органах и железах. Бальиви, не удовлетворенный никакой системой, доказал преимущества наследования истины посредством опыта, выяснил дух гиппократовой медицины и её полезные особенности, восстал против мнений Галена и ятрохимиков и советовал не увлекаться теориями у постели больного. Вообще, Бальиви исследовал приемы мышления в медицине и указал верные пути для открытия истины. По Гофману, жизнь состоит в кровообращении и движении других жидкостей; она поддерживается кровью и духами, а посредством отделений и выделений уравновешивает отправления и предохраняет тело от гниения и порчи. Кровообращение есть причина тепла, всех сил, напряжения мышц, наклонностей, качеств, характера, ума и безумия; причиной кровообращения следует считать сужение и расширение твердых частичек, происходящее вследствие весьма сложного состава крови. Сокращения сердца обусловлены влиянием нервной жидкости, развивающейся в мозге. Вообще все отправления объясняются механическим путем. Болезни происходят вследствие расстройств в движениях твердых частей, что приводит к расстройствам жидкостей. Лекарства должны уменьшать напряжение (успокаивающие, противовоспалительные) или увеличивать его (укрепляющие), или изменять состав жидкостей (изменяющие); средства действуют в зависимости от состояния больного, возраста и т. д.

Другой представитель ятромеханизма — Бургав — пользовался особенной славой. Тело, по его мнению, состоит из плотных частей, которые размещены в виде рычагов, веревок и различных приборов; жидкости обращаются исключительно согласно законам физики; деятельностью нервов заправляют духи или нервная жидкость; разнообразие отправлений объясняется скоростью кровообращения, температурой заключенного в органах воздуха и т. д. Болезни происходят от расстройства твердых частей и жидкостей; в первом случае бывает сильное напряжение или расслабление в области сосудов, кишечных оболочек и других частей; неправильности в составе жидкостей зависят от щелочности, кислотности, изобилия и неравномерного распределения крови. Сталь, выдающийся врач и химик, признается основателем систематического анимизма, который составляет противоположность ятромеханизма. Есть высший двигатель, есть основа всей жизни, именно душа, и она то действует на тело при посредстве движущей силы, которая не есть архей, не есть чувствительность, не есть притяжение, а нечто высшее, не поддающееся исследованию и определению. Душа обладает высшими свойствами — сознанием и рассудком — и низшими, которые предназначены для органов и тканей. Во время болезни необходимо отличать последствия влияния болезнетворных деятелей от последствий усилий души излечить болезнь, хотя нередко подобная цель ею не достигается.

Изложенные выше системы заставили изучить одни и те же явления с различных точек зрения, повели к пересмотру способов лечения и, наконец, имели последствием введение некоторых общих понятий о свойствах тканей и органов. Особенно благотворным оказалось принятие раздражительности, как общего свойства жизни. Глиссон во всех частях животного принимал у живых частей свойство сокращаться или расслабляться под влиянием раздражителей и назвал это свойство раздражительностью. Ученик Бургава, Гортер, нашёл эту особенность у всех живых существ, даже у животных, и отличил её от души и нервной жидкости или духов. Точнее изучил законы раздражительности и соотношения её с другими силами организма Альберт Галлер. Его библиографические труды представляют настоящие чудеса начитанности; в них он излагает труды своих предшественников и современников с замечательными точностью и беспристрастием. Галлер распределил ткани и органы по степени чувствительности и раздражительности, признал независимость обоих свойств; чувствительность отнес к отличиям нервов, а раздражительность отделил от эластичности.

Его опыты были повторены, и учение о раздражительности сделалось исходной точкой для новых взглядов. Гаубий в основу всей патологии поставил раздражительность, которой объяснял различные болезни. Куллен пытается соединить учение Гофмана с воззрениями Галлера: большинство болезней зависит от нервных расстройств, вызывающих спазм или расслабление; но нервная деятельность обусловливается кровообращением, которое раздражает нервы. Его ученик, Броун, упростил всю патологию и лечение до крайности. Его в высшей степени односторонняя теория была встречена сначала сочувственно в Германии и Америке, но на деле оказалась вредной и вскоре была оставлена. Наряду со стремлением к широким обобщениям, к теориям и системам в XVII и особенно в XVIII ст. мы встречаем чисто практическое направление. Множество исследователей, разбросанных в различных странах, собирают тысячи наблюдений, открывают новые признаки болезней и изучают действие новых и старых средств.

Такому движению врачебной мысли способствовало устройство клиник. Стратен в Утрехте и Оттон Гурн в Лейдене ввели клиническое преподавание, которое получило особенное развитие в руках Сельвия ле Боэ. Спустя 40 лет Бургав придал своим лекциям практический характер, прекрасно устроил больницу. По примеру Бургава и другие профессора стали основывать клиники в Риме и др. итал. городах, Вене, Вюрцбурге, Копенгагене и т. д. Из практических врачей, враждебно относившихся ко всякого рода теориям, следует назвать прежде всего Сиденгама. Его способность точно наблюдать обнаруживается при описании эпидемий, в течении которых он пытался открыть известную законность и последовательность. Такого же направления держался Штолль, давший точные описания хронических болезней и эпидемий. Из других эпидемиологов, представивших более или менее замечательные труды, назовем: Димербрёка, Ривина, Морлея, Шахта, Шрёка, Канодьда, Ланге, Валькаренги и др. Изучением болезней, свойственных известным местностям, занимались очень многие. Бонтий описал болезни Индии, Кемпфер — Персии, Японии и Сиама, Пизон — Бразилии и т. д. Отдельные описания распределения болезней внушили мысль представить изображение болезненности в зависимости от климата. Первую попытку в этом роде сделал Фальконер; позже подобные труды представили Финке, Вильсон, Картейзер. Весьма поучительны сборники наблюдений, которые выходили отдельными изданиями или печатались в журналах. Такими сочинениями прославились: Цакут Лузитан, Тульпий, Бартолин, Вепфер и др.

По описанию отдельных болезней выдаются: Гуксгем, Прингль, Геберден, Фордайс, Ван Свитен, де Гаэн, Штарк, Вик-д'Азир, Лепек де ла Клотюр, Лоето, Лафуэнте, Торрес и мн. др. С целью распознавания болезней было предложено много приемов. На виды пульса и его значение обратили внимание Солано, Ниггель и особенно Бордё и Фукэ; позже эта отрасль распознавания пришла в упадок. Авенбруггер применил постукивание для определения болезней грудной клетки, а Леннек — выслушивание. В XVIII в. мы встречаем стремление распределить все болезни по разрядам, классам и видам, подобно тому, как это сделано для животных и растений. Соваж, в своей "Нозографии", старался разрешить эту задачу; все страдания он разделил на 10 классов, 44 вида, 315 родов. Линней, Фогель, Куллен, Маабрайд, Вите, Селль работали много над улучшением нозографии. Сочинение Пинеля выдержало 6 изданий, но его деление болезней все-таки не было принято. В лечении болезней врачи обоих столетий сделали успехи. Сифилис стали лечить более правильно; распространилось применение хины при лихорадках; против оспы предложено оспопрививание; изучены свойства красавки, дурмана, аконита; против болей предложен опий.

Многие другие средства были испробованы на животных и затем нашли применение при болезнях человека. Авторы соч. по гигиене делали наблюдения над влиянием внешних условий на человека. Чейн выяснил значение молока и растительной пищи для здоровья и предложил разумные правила для лиц, желающих достичь преклонного возраста. Врачи, администраторы, частные лица соединяли свои усилия с целью улучшить общественное здоровье. В Марселе, затем в других городах устроены карантины для защиты от заразных болезней. Благодаря Говарду произведены улучшения в больницах и тюрьмах. Пинель изменил обращение с душевнобольными и изгнал из употребления все варварские приемы: цепи, телесные наказания и т. д. Капитан Кук путем опыта убедился в том, как резко уменьшается болезненность среди моряков при применении санитарных мер. Фортунат Фиделис первый собрал наблюдения, относящиеся к судебной М. Важный сборник издал позже Цаккий.

Множество сочинений в XVIII ст. разрабатывали отдельные вопросы только что упомянутой науки. Об успехах хирургии см. Хирургия. С XVIII ст. начинают появляться сочинения по ucmopuu M., именно Леклерка, Гедике, Фрейнда, Шульце, Акерманна. Некоторые разрабатывали историю отдельных отраслей М. (Гебенштрейт, Грюнер, Триллер, Гримм, Кокки и др.), другие — биографии (Бальдингер), третьи — библиографию (Галлер). Исторические труды сделались более многочисленны в нашем столетии: Курт Шпренгель издал свое большое сочинение о прагматической истории М., Гезер, Баас, Вундерлих, Пумман; Дарамбер, Ренцар, Гардиа, де Ренци, Рихтер и многие другие обнародовали весьма важные произведения.




 

Medvuz.ru © 2006-2017
АрхивПубликацииСтатьи
Rambler's Top100