О нас Контакты Карта сайта Добавить в избранное
Главная / Медицина в лицах / История медицины / XVII-XVIII столетия
Образовательный медицинский сервер
Образовательный медицинский сервер
Домой Контакты
Лекторий

Новости
Рефераты

Мед. учреждения
Медицинские ВУЗы

Медицина в лицах
Абитуриенту

Блог
Литература

Фотогалерея
НИРС
 

 
Новое на сайте


Нейрофизиологи научились читать мыслиНейрофизиологи научились читать мысли

Методика функциональной магнитно-резонансной томографии, разработанная международной группой ученых, позволяет регистрировать ближайшие намерения человека, пишет газета The Guardian. В какой-то степени, достигнутый результат можно назвать...

Девочке удалили лишние руки и ногиДевочке удалили лишние руки и ноги

Двухлетняя индианка Лакшми Татма (Lakshmi Tatma), родившаяся с четырьмя руками, четырьмя ногами и дополнительной парой почек, была успешно прооперирована в Бангалоре. В настоящее время ее состояние расценивается... Северная стоматология в Санкт-Петербурге

Не дай Бог!Не дай Бог!

Психология, коучинг, тренинги - обучение психология. Самогипноз. Запрограммируй себя.

Ртутный градусникРтутный градусник

Курс программирования онлайн/очно - инвентаризация офиса. Независимая инвентаризация. , лечение под седацией , обналичка ип

XVII-XVIII столетия

В анатомии и физиологии оба века оставили неизгладимый след. Одним из важнейших приобретений физиологии было открытие кровообращения, составившее славу Гарвея. Он изложил свою теорию в лекциях ещё в 1613 г., но книгу об этом предмете издал в 1628 г.; лишь после 25-летней полемики учение Гарвея окончательно восторжествовало. Явления дыхания подробно изучили Борелли, Галлер и Гамбергер и выяснили роль легких. Лимфатические сосуды описаны Азелли, Пекэ, Рюдлек, Масканьи и др.; они же доказали или установили связь лимфатической системы с кровеносной. Для разъяснения пищеварения и питания много опытов произвел Ван Гельмонт, а анатомические данные представили Стенон и Вартон. В XVII ст. слагается анатомия тканей (гистология).

Мальпиги, пользуясь микроскопом, изучает развитие цыпленка, кровообращение в мельчайших сосудах, строение языка, желез, печени, почек, кожи. Рюйш прославился прекрасными наполнениями (инъекциями) сосудов, позволившими видеть сосуды там, где они раньше и не подозревались. Левенгук в течение 50 лет нашёл очень много новых фактов при изучении всех тканей и частей человеческого тела; открыл кровяные тельца и семенные нити (сперматозоиды). Множество вскрытий дали богатый материал для патологической анатомии., Впервые подобные наблюдения собрал Бонэ, но истинным творцом новой науки явился Марганьи. Трудно в немногих словах передать те глубокие перемены, которые за II в. пережила в своих системах медицина. Вслед за одним учением нередко возникало другое, прямо противоположное; каждое оспаривало право объяснить все врачебные явления. Ван Гельмонт в некоторых отношениях близок к Парацельсу, но выше последнего по глубине мысли и начитанности. Его система представляет смесь мистицизма, витализма, химизма. По его учению, особые жизненные начала, археи, управляют телом при посредстве ферментов; каждая часть тела имеет своего архея, и эти мелкие археи зависят от главного; выше архея стоит чувственная душа; мелкие археи действуют при посредстве особых невесомых жидкостей — бласов, чувствующей, двигающей и изменяющей. Пока архей находится в естественном состоянии, часть тела или весь организм здоровы, но если архей устрашен — обнаруживается болезнь. Чтобы излечить болезнь — следует успокоить архея, укрепить его, назначая различные лекарства: ртуть, сурьму, опий, вино; проносные даются с осторожностью; кровопускания совершенно изгоняются, ибо они ослабляют больного.

Сильвий ле Боэ, анатом и химик, является представителем многочисленной школы ятрохимиков. Он принимает учение Ван Гельмонта об археях и ферментах, но нисколько меняет его, с целью сделать более понятным: отправления вызываются химическими веществами — щелочами и кислотами, хотя управляются духами. Щелочные или кислотные свойства жидкостей составляют причины расстройств, которые могут развиваться в плотных частях, жидкостях, духах, или душе. Лекарства назначались с целью изменить кислые или щелочные особенности жидкостей. Это учение быстро распространилось в Европе, особенно в Англии и Германии. Несколько другую форму придал ятрохимии Томас Виллис. Согласно его учению, тело состоит из духов, воды, серы, соли и земли; источниками движений и жизни служат духи; жизнь вызывается и поддерживается брожением, все отправления суть брожения, и во всех органах встречаются особые ферменты. Болезни происходят при неправильных брожениях; расстройства обнаруживаются главным образом в духах и в крови, в которую попадают вредные бродила снаружи или из тканей; необходимо очищать тело и духов, уменьшать летучие свойства крови, усиливать в последней содержание серы; кровопускание полезно, потому что умеряет неправильное брожение. Борелли справедливо считается основателем школы ятромехаников. Последние для объяснения явлений, имеющих место в организме, призывали на помощь сведения об известных тогда физических силах (упругость, притяжение); кроме того многое разъяснялось химическими взаимодействиями (брожение, испарение, кристаллизация, свертывание, осаждение и т. п.).

Борелли учил, что сокращение мышц зависит от набухания клеток вследствие проникновения туда крови и духов; последние идут по нервам произвольно или непроизвольно; как только духи встретились с кровью, происходит взрыв и появляется сокращение. Кровь восстановляет органы, а нервный дух поддерживает их жизненные свойства. Большое число болезней происходит от расстройства нервного сока, которое бывает вследствие раздражения или засорения нервных разветвлений в органах и железах. Бальиви, не удовлетворенный никакой системой, доказал преимущества наследования истины посредством опыта, выяснил дух гиппократовой медицины и её полезные особенности, восстал против мнений Галена и ятрохимиков и советовал не увлекаться теориями у постели больного. Вообще, Бальиви исследовал приемы мышления в медицине и указал верные пути для открытия истины. По Гофману, жизнь состоит в кровообращении и движении других жидкостей; она поддерживается кровью и духами, а посредством отделений и выделений уравновешивает отправления и предохраняет тело от гниения и порчи. Кровообращение есть причина тепла, всех сил, напряжения мышц, наклонностей, качеств, характера, ума и безумия; причиной кровообращения следует считать сужение и расширение твердых частичек, происходящее вследствие весьма сложного состава крови. Сокращения сердца обусловлены влиянием нервной жидкости, развивающейся в мозге. Вообще все отправления объясняются механическим путем. Болезни происходят вследствие расстройств в движениях твердых частей, что приводит к расстройствам жидкостей. Лекарства должны уменьшать напряжение (успокаивающие, противовоспалительные) или увеличивать его (укрепляющие), или изменять состав жидкостей (изменяющие); средства действуют в зависимости от состояния больного, возраста и т. д.

Другой представитель ятромеханизма — Бургав — пользовался особенной славой. Тело, по его мнению, состоит из плотных частей, которые размещены в виде рычагов, веревок и различных приборов; жидкости обращаются исключительно согласно законам физики; деятельностью нервов заправляют духи или нервная жидкость; разнообразие отправлений объясняется скоростью кровообращения, температурой заключенного в органах воздуха и т. д. Болезни происходят от расстройства твердых частей и жидкостей; в первом случае бывает сильное напряжение или расслабление в области сосудов, кишечных оболочек и других частей; неправильности в составе жидкостей зависят от щелочности, кислотности, изобилия и неравномерного распределения крови. Сталь, выдающийся врач и химик, признается основателем систематического анимизма, который составляет противоположность ятромеханизма. Есть высший двигатель, есть основа всей жизни, именно душа, и она то действует на тело при посредстве движущей силы, которая не есть архей, не есть чувствительность, не есть притяжение, а нечто высшее, не поддающееся исследованию и определению. Душа обладает высшими свойствами — сознанием и рассудком — и низшими, которые предназначены для органов и тканей. Во время болезни необходимо отличать последствия влияния болезнетворных деятелей от последствий усилий души излечить болезнь, хотя нередко подобная цель ею не достигается.

Изложенные выше системы заставили изучить одни и те же явления с различных точек зрения, повели к пересмотру способов лечения и, наконец, имели последствием введение некоторых общих понятий о свойствах тканей и органов. Особенно благотворным оказалось принятие раздражительности, как общего свойства жизни. Глиссон во всех частях животного принимал у живых частей свойство сокращаться или расслабляться под влиянием раздражителей и назвал это свойство раздражительностью. Ученик Бургава, Гортер, нашёл эту особенность у всех живых существ, даже у животных, и отличил её от души и нервной жидкости или духов. Точнее изучил законы раздражительности и соотношения её с другими силами организма Альберт Галлер. Его библиографические труды представляют настоящие чудеса начитанности; в них он излагает труды своих предшественников и современников с замечательными точностью и беспристрастием. Галлер распределил ткани и органы по степени чувствительности и раздражительности, признал независимость обоих свойств; чувствительность отнес к отличиям нервов, а раздражительность отделил от эластичности.

Его опыты были повторены, и учение о раздражительности сделалось исходной точкой для новых взглядов. Гаубий в основу всей патологии поставил раздражительность, которой объяснял различные болезни. Куллен пытается соединить учение Гофмана с воззрениями Галлера: большинство болезней зависит от нервных расстройств, вызывающих спазм или расслабление; но нервная деятельность обусловливается кровообращением, которое раздражает нервы. Его ученик, Броун, упростил всю патологию и лечение до крайности. Его в высшей степени односторонняя теория была встречена сначала сочувственно в Германии и Америке, но на деле оказалась вредной и вскоре была оставлена. Наряду со стремлением к широким обобщениям, к теориям и системам в XVII и особенно в XVIII ст. мы встречаем чисто практическое направление. Множество исследователей, разбросанных в различных странах, собирают тысячи наблюдений, открывают новые признаки болезней и изучают действие новых и старых средств.

Такому движению врачебной мысли способствовало устройство клиник. Стратен в Утрехте и Оттон Гурн в Лейдене ввели клиническое преподавание, которое получило особенное развитие в руках Сельвия ле Боэ. Спустя 40 лет Бургав придал своим лекциям практический характер, прекрасно устроил больницу. По примеру Бургава и другие профессора стали основывать клиники в Риме и др. итал. городах, Вене, Вюрцбурге, Копенгагене и т. д. Из практических врачей, враждебно относившихся ко всякого рода теориям, следует назвать прежде всего Сиденгама. Его способность точно наблюдать обнаруживается при описании эпидемий, в течении которых он пытался открыть известную законность и последовательность. Такого же направления держался Штолль, давший точные описания хронических болезней и эпидемий. Из других эпидемиологов, представивших более или менее замечательные труды, назовем: Димербрёка, Ривина, Морлея, Шахта, Шрёка, Канодьда, Ланге, Валькаренги и др. Изучением болезней, свойственных известным местностям, занимались очень многие. Бонтий описал болезни Индии, Кемпфер — Персии, Японии и Сиама, Пизон — Бразилии и т. д. Отдельные описания распределения болезней внушили мысль представить изображение болезненности в зависимости от климата. Первую попытку в этом роде сделал Фальконер; позже подобные труды представили Финке, Вильсон, Картейзер. Весьма поучительны сборники наблюдений, которые выходили отдельными изданиями или печатались в журналах. Такими сочинениями прославились: Цакут Лузитан, Тульпий, Бартолин, Вепфер и др.

По описанию отдельных болезней выдаются: Гуксгем, Прингль, Геберден, Фордайс, Ван Свитен, де Гаэн, Штарк, Вик-д'Азир, Лепек де ла Клотюр, Лоето, Лафуэнте, Торрес и мн. др. С целью распознавания болезней было предложено много приемов. На виды пульса и его значение обратили внимание Солано, Ниггель и особенно Бордё и Фукэ; позже эта отрасль распознавания пришла в упадок. Авенбруггер применил постукивание для определения болезней грудной клетки, а Леннек — выслушивание. В XVIII в. мы встречаем стремление распределить все болезни по разрядам, классам и видам, подобно тому, как это сделано для животных и растений. Соваж, в своей "Нозографии", старался разрешить эту задачу; все страдания он разделил на 10 классов, 44 вида, 315 родов. Линней, Фогель, Куллен, Маабрайд, Вите, Селль работали много над улучшением нозографии. Сочинение Пинеля выдержало 6 изданий, но его деление болезней все-таки не было принято. В лечении болезней врачи обоих столетий сделали успехи. Сифилис стали лечить более правильно; распространилось применение хины при лихорадках; против оспы предложено оспопрививание; изучены свойства красавки, дурмана, аконита; против болей предложен опий.

Многие другие средства были испробованы на животных и затем нашли применение при болезнях человека. Авторы соч. по гигиене делали наблюдения над влиянием внешних условий на человека. Чейн выяснил значение молока и растительной пищи для здоровья и предложил разумные правила для лиц, желающих достичь преклонного возраста. Врачи, администраторы, частные лица соединяли свои усилия с целью улучшить общественное здоровье. В Марселе, затем в других городах устроены карантины для защиты от заразных болезней. Благодаря Говарду произведены улучшения в больницах и тюрьмах. Пинель изменил обращение с душевнобольными и изгнал из употребления все варварские приемы: цепи, телесные наказания и т. д. Капитан Кук путем опыта убедился в том, как резко уменьшается болезненность среди моряков при применении санитарных мер. Фортунат Фиделис первый собрал наблюдения, относящиеся к судебной М. Важный сборник издал позже Цаккий.

Множество сочинений в XVIII ст. разрабатывали отдельные вопросы только что упомянутой науки. Об успехах хирургии см. Хирургия. С XVIII ст. начинают появляться сочинения по ucmopuu M., именно Леклерка, Гедике, Фрейнда, Шульце, Акерманна. Некоторые разрабатывали историю отдельных отраслей М. (Гебенштрейт, Грюнер, Триллер, Гримм, Кокки и др.), другие — биографии (Бальдингер), третьи — библиографию (Галлер). Исторические труды сделались более многочисленны в нашем столетии: Курт Шпренгель издал свое большое сочинение о прагматической истории М., Гезер, Баас, Вундерлих, Пумман; Дарамбер, Ренцар, Гардиа, де Ренци, Рихтер и многие другие обнародовали весьма важные произведения.




 

Medvuz.ru © 2006-2017
АрхивПубликацииСтатьи
Rambler's Top100